Парфюмер

Как и любое хорошее кинопроизведение, фильм Тиквера работает на многих уровнях, в том числе и как жуткий триллер, и как убедительная картина эпохи. Однако главные уровне в нем — это все же оценка соотношения гения и его преступлений и исследования причин и характера этих преступлений.

Парфюмер
Жан-Батист Гренуй действительно представляется личностью гораздо более живой, целенаправленной и разумной, чем большинство современных киноманьяков, слишком разговорчивых, претенциозных и скучных. Где там псих с «Пилы» со своей мечтой научить людей жить, где даже Лектер со своим философским желанием как следует поесть. Деятельность Гренуя — это одновременно научное исследование и работа настоящего художника, при всех своих ужасных натуралистических подробностях. Стоит момент всеобщего счастья, которую он дарит толпы, жизни дюжины, или чуть больше, молодых женщин — вот главный вопрос. Стоит этого момент триумфа одного человека, которого никто и никогда не сможет превзойти? Этот вопрос лежит далеко за пределами талантов Тыквера, его соавторов, актеров и тому подобное. Это почти фаустовской вопрос, потому что это извечный спор между гордыней и моралью. Или между стремлением абсолютной красоты и обыденной банальностью? Между талантом и догмой, чистого, не испорчены жадностью и стяжательством, животным злом и законом, между личностью и обществом? Не должны создатели ленты в том, что эти понятия так легко — дьявольски — рифмуются в данном случае.

Парфюмер

Даже если отвлечься от этих не всегда приятных вопросов, картина все равно останется многослойным пирогом для любого любителя кино. Стоит только вспомнить начало — физически ощущается гадость рыбного рынка, когда быстрый монтаж подает за одну секунду грязный прилавок, рыбьи кишки под ним и рвота гражданина поблизости. Под этим соусом предлагается быстрая и очень натуралистическая появление на свет будущего гения-преступника. Вообще стоит отметить мастерство в воспроизведении авторами запахов — того, что почти невозможно передать с экрана: они очень талантливо делают смесь из клипового монтажа, крупных планов носу Гренуя, музыки и нужного освещения. Или первая встреча Жана-Батиста и Бальдини — Тыквер просто делает из этого фейерверк из выражений лица сальеривського Хоффмана и шоу, которое устраивает для него носатый Моцарт.
Есть, конечно, и некоторые перегибы, которые присутствуют и в романе. Гибель каждого из тех, кого Гренуй оставляет позади — явное преувеличение, и размах носового радара главного героя тоже вызывает сомнение. К счастью, в том, что это неординарная лента, стоящая более широкого круга зрителей, сомнений не возникает.